Главная » Статьи » Электронные издания » "Русь сибирская"

Закат над Куленгой – в подарок

Сюда мы попали по приглашению Галины Георгиевны Лазавой, которая выросла в этом замечательном доме, где и сегодня ее всегда ожидает мама – 84-летняя Анна Александровна Большедворская (в девичестве Мальцева). Сама Галина давно живет в Усть-Уде, работает там директором Дома творчества, и возглавляет районный Совет женщин, то есть принадлежит к тому племени энтузиастов, которые неустанно поддерживают очаги народного, можно сказать, сопротивления беспощадной автоматизации человеческих душ. И, как точно уяснила для себя Галина Георгиевна, самая главная линия обороны в этом бою – память. Причем, живая, передающаяся от поколения к поколению – словом, предметом, умением воспроизвести ремесло, танец, песню, игру… А еще – сохранение родственных связей, берущих свое начало на земле предков. - Мне давно хотелось собрать представителей нашего рода, происходящего из Качугского края, в основном из деревень, расположенных на речке  Куленге, съездить туда всем вместе, - поделилась она заветным. – Вот частично осуществить мечту удалось сегодня…

 За щедрым столом в домике Анны Александровны собрались, кроме неё и дочери, еще четверо: ближайшая подружка Мария Федоровна Савельева (в девичестве Ершова), Александра Харитоновна Наумова (Савельева), Галина Михайловна Неизвестных (Нечаева) и из Братска приехала Людмила Дмитриевна Спешилова (Немарова) - тётя Мила. Кстати, встреча была приурочена как раз к её юбилею – 75-летию! Застолье началось не с шампанского, а с…бурдука – куленгского фирменного напитка. Секрета в нем нет никакого – это сквашенные в воде хлопья из любого зерна, с солью. Забытый, но такой родной с детства напиток, встретили с восторгом.

 - Деревенские бурдушники мы! А у бурят был такой же продукт – назывался – арсун.

Тетя Мила, помнящая множество частушек и песен, тут же спела:

Ехал бурят на быке

 Вёз арсун он в тюсуке…

И пошли разговоры-воспоминания! Сначала говорили сумбурно, перебивая друг дружку, уточняя, названия родных деревенек и речек, имена и фамилии родственников, соседей, земляков, события, сохраненные собственной детской памятью и рассказанные давно ушедшими людьми…Постепенно вырисовались главные линии и личности. К ним, безусловно, относилась бабушка Силишна:

 - Ой, она красавица была,  единственная купеческая дочечка с Верхоленска. А мужа  ее   Черкесом называли (была в нем кавказская кровь), бабушка его так и ругала. Ходовой был такой, бывало, на глазах бабушки посадит себе на колени какую-нибудь барышню. И бабушка ничего ему не могла сказать. Потом уже дома ругалась. Вредный, жестокий. Но шесть дочерей и сына они родили, вырастили. Сын погиб на первой линии на фронте. А дочки дали потомство. И вот мы все в какой-то родственной связи с бабушкой находимся… Вспомнили неповторимую прабабку Галины  по отцу - Аграфену Яковлевну Соловьеву.

- Меня мама так сейчас называет, - засмеялась Галина Георгиевна. - Аграфена Яковлевна такая зажигательная была, любила в гости ходить, сама гостей принимала с удовольствием. Но больше всего всем запомнилось, и передается из поколения в поколение, как она на работу в поле ходила в ботинках на каблуках и длинной нарядной юбке. Это было где-то в начале тридцатых годов, еще коллективизации не было. Интересная была бабка. Вот от нее нам тоже достались черты, спасибо ей. Вообще, у нас всегда была дружная семья, роднились, друг к другу ездили. Папа наш первый сюда, в Иркутск, переехал, и очень много деревенских за ним, на стройку ГЭС прибыло. В 1958 году они с мамой выстроили этот дом, и он стал, как перевалочный пункт, мама всех успевала приветить, накормить. Тетя Мила закончила техникум торговли, и всё говорила: какие у тебя родители!

Конечно же, не обошли шишкинско-куленгские переселенцы в своих воспоминаниях раскулачивание, войну, голодовку. Мало помалу инициатива полностью перешла к самой старшей участнице встречи, хозяйке дома – Анне Александровне Большедворской. - Как я в войну подросла, стала ходить с женщинами на поле полоть, а исть нечего было. Мама нарвет крапивы, отварит ее, нарежет, покрошит, если соль есть – посолит, если нет – так, если мучка есть – заправит. Если нет – так, молочко, бывало, добавит в туесочек. Я таскала литровый туесочек с собой. Вот однажды вижу - корова стоит у крыльца. Я взяла стакан, села под неё - цвиркаю молочко в стакан, заправить галахай мне надо. Мама подошла, за волосы меня со стульчика сдернула, не дала мне подоить… Покос начался, приду на поле, там кругами осота росла, руки до крови исшоркаю об эту осоту. Обедать придем, у некоторых там в узелках всякие продукты. А мне стыдно этот галахай хлебать. Я уйду за балаган, похлебаю, закрою  свой туезочек. А некоторые там начальнички, вот Гоша муж мой, кладовщиком работал перед армией, рассказывал уже здесь: «А я маме закопал за домом две бочки зерна». Они потом доставали это зерно, мололи на круподерке и ели. А у нас некому было запастись… Ну, многие тогда голодали. А вечером после полоття идем, песни поем. Дуська Татарка, я помню, как она пела...

В 12 лет Анютку отдали в няньки сначала - к учительнице, потом ветеринарному врачу в Качуге. А уже в 14 она с фанерным зеленым чемоданчиком, по зову подружки Шуры Оболенской отправилась за городской романтикой – в Иркутск. Там, после нескольких приключений устроиться опять же в няньки, она попала «к генералам».

 - На Фурье угловой дом был – генеральский, - рассказывала Анна Александровна. - А в ограде – офицерский. Оставили меня. Генерала звали Израиль Самуилович Бескин, еврей чистый. Он за границей служил. И вот стенка вся была чемоданами забит – импортом, да. А генеральша вроде на еврейку не похожа, Нина Ивановна, ну тоже толстенькая такая. Убиралась я у них, стирала на руках, на доске. Где-то в Сосновом Бору у них дача была, там я тоже убиралася. Ну, так-то они – ничё: 50 рублей платили мне. Подарки дарили. Помню, катанки мне белые к Новому году подарили, и мы с Шурой пошли купили еще пальто длинное. Я у них год прожила. Потом Шура перешла на слюдфабрику и меня переманила… Ой, какая подружка у меня была!

Рассказала Анна Александровна, как встретилась со своим земляком – Гошей Большедворским, как поженились, построили дом на этой удивительной городской сельской улочке, которую почему-то назвали в честь прославленного австрийского композитора. Давно ушел из жизни Георгий Петрович, умерли сестры, разъехались дети. Но дом продолжает свою гостеприимную роль. Сюда даже без организационных усилий «Аграфены», часто заходят люди. Не оставляет бабушку внучка, тоже Аня, участница знаменитого танцевального ансамбля «Узорочье», приходит вместе с правнучкой - Варенькой.

Долго сидели мы за столом, слушали рассказы о «ранешней» деревенской жизни, песни, частушки… Но на этом празднование юбилея Людмилы митриевны не закончилось. Главный подарок, который ей обещала племянница Галя, был закат на родной Куленге. Туда они отправились в тот же вечер. К сожалению, мы не смогли их сопровождать. Но вот «отчет» от Галины Георгиевны:

 - Поехали мы небольшим отрядом: именинница - тетя Мила, мои дочь и зять, внучка и я. Ночью прибыли в Качуг, где нас встретили племянники тети Милы. И снова был бурдук, немного другой, чем у нас. А потом говорили, говорили, говорили, рассматривали старые фотографии, смеялись, плакали, пели… только на рассвете немного уснули, и снова - в путь, на родную Куленгу. Большим событием и для тети Милы, и для меня, и для нашего младшего поколения было посещение Алексеевского кладбища. Сколько там плит с нашими, куленгскими, фамилиями, в том числе и Болшедворских! Тетя Мила рассказала, как ходили за пять километров в Усть-Тальминскую школу. Как боялись опоздать: «Больше чем волков боялись опоздания». И вот, наконец, наступило время главного подарка – закат над Куленгой! Солнце скрывалось за сопкой, раскрашивая просторы в разные цвета. Сердце сжималось от тоски по прошедшему и одновременно – от радости, что жив род наш, что наши дети вместе с нами видят эту красоту! Что не прерывается цепь поколений и есть надежда на возрождение родного края, его сел и деревень, всего крестьянского уклада. Об этом, сознательно или бессознательно, душой молились мы в Белоусовской церкви, куда как раз попали на службу. Я думаю – не случайно. С Божией помощью нам надо еще многое сделать.

Добавим, что эта поездка – не просто и не только семейный праздник. Она осуществлена  в рамках  общественно значимого проекта «Моя родословная», который  ведет Галина Георгиевна Лазавая. А значит – впереди еще много встреч и поездок, находок и открытий!   

Текст статьи З.Горенко в интернет-журнале «Мои года» http://moi-goda.ru/nasha-pochta-nashi-spori/zakat-nad-kulengoy-v-podarok

Категория: "Русь сибирская" | Добавил: sibfolk (22.11.2016)
Просмотров: 165 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: