Главная » Статьи » Электронные издания » "Русь сибирская"

С МОЛИТВОЙ ОБ АНГАРЕ

В дни проведения в Иркутске VIII международного славянского литературного форума «Золотой Витязь» (11-15 сентября 2017 года) лауреат «Золотого диплома» петербуржец Михаил Зарубин однажды выбился из жесткого графика фестиваля для того, чтобы побывать… в детском садике жилого комплекса Луговое Марковского муниципального поселения.

Что же заставило заслуженного строителя России, автора десятка книг, обладателя премий Алексея Толстого и Николая Тихонова «нарушить дисциплину», пожертвовать временем общения с именитыми коллегами?

 

На новом, неправдашнем, месте

Дело в том, что в Луговом уже несколько лет проживают переселенцы из Усть-Илимского района, тех мест, что ушли под воду в результате строительства очередной – Богучанской – ГЭС на Ангаре. Больше всего их из поселка Кеуль. Того самого, где когда-то родился и Михаил Константинович Зарубин, нынешний петербуржец, писатель, лауреат «Золотого диплома»…

А детским садом заведует кеульчанка Ирина Васильевна Усольцева. Мало того, здесь в актовом зале по вечерам собираются на репетицию хора русской песни «Луговые росы» (где она и сама поёт) остальные земляки. Просто больше негде, ведь жилой комплекс не располагает никаким другим «культурным пространством». Но и на том – огромное спасибо!

Сейчас этот садик – одно из лучших детских учреждений не только в Марковском муниципальном образовании, но и во всем Иркутском районе. Да что там! Горожане подчас завидуют. Но лет пять назад, когда началось заселение жилого комплекса переселенцами, о подобном и не мечтали. Все помнят многочисленные скандалы, связанные с качеством новых домов, инфраструктурой, благоустройством. Люди, поневоле сорванные с родимых мест, столкнулись с проблемами, которые еще усиливали неизбежную в таких случаях тоску. Она и сейчас их не покинула, особенно стариков. На Троицу сотрудники Регионального Центра русского языка, фольклора и этнографии навестили Зою Васильевну Хайми, давнюю знакомую знаменитой собирательницы рассказов о народной жизни Галины Афанасьевой-Медведевой.

– Ой нет, нет здесь для меня ничего путного, – высказала она свое горе, – неправдашняя жизнь тут, скучная. Там у нас речка была, рыба, ягоды, грибы, всё было. А тут ничего…

  • дело, конечно, не в еде, а в том потерянном навсегда жизненном пространстве, которого старому человеку уже ни за что не вернуть. Разве только во сне… Но и тем, кто помоложе, тоже приходится несладко.

– Очень тяжело мы здесь приживались, – вспоминает Татьяна Григорьевна Юрченко, заведовавшая в Кеуле библиотекой, «вечный двигатель» культурной жизни поселка. – Все были какие-то растерянные, удрученные, не знали, за что хвататься. Но время шло, быт потихоньку налаживался. Дети поступали учиться, находили работу, окунались в новую обстановку. Ну и мы, «юные пенсионеры», тоже собрались с духом.

«Мы же кеульские!» – напомнила землякам Татьяна Григорьевна. И снова они сошлись вместе – и… запели. Слаженно, будто и не расставались.

Уже в июне этого года новый коллектив под руководством Александра Максимовича Зубченко и его супруги Веры Альбертовны принимал участие в «Битве хоров» Иркутского района. И сходу занял первое место!

 

Как о родном человеке

Столь невероятный успех бывшим кеульчанам принесла… их родная Ангара, Всю свою любовь, всю боль и надежду, которую теперь можно доверить только Богу, вложили они в свою песню-плач. От юношеских воспоминаний, от счастья общения с Рекой до стона от страшного расставания неслась-лилась мелодия и завершалась мольбой: «Помоги, Боже, помоги, Боже, помоги, Боже, моей реке». Многие слушавшие, и я в том числе, не могли сдержать слёз. Эти люди молились об Ангаре как о живом, очень близком, очень больном человеке. На выздоровление его уже нет никакой надежды. И есть лишь упование на Божье чудо…

Автором этой песни, единственной в его «карьере», является руководитель хора Александр Зубченко. Он, хоть и не коренной кеульчанин, но ведь и 30 лет жизни на Ангаре – срок не малый. Особенно, если ты – заядлый рыбак.

– Ангара для нас, рыбаков, священное место, – рассказывает он. – Душа просто вырывалась из груди, еще когда мы договорились ехать на рыбалку. В пятницу едва уроки закончились – выезжаем. Выходишь к ней, и вот чувствуешь, как Распутин писал – живая вода. Подходишь к реке – здороваешься с ней: «Здравствуй, Ангара, здравствуй, милая». И вот смотришь – она вся кипит рыбешками. А по берегу – букашки всякие, на противоположном берегу – утки, тысячи уток. Когда взмывают, гул такой стоит, фырканье – его не изобразишь. А тут плещется хариус… И вода такая прозрачная, на носу лодки лег – смотришь вниз и всю живность видишь. От Кеуля  до Ёдормы – громадная масса островов, есть место –  Ширь называется, там ширина 8- 10 километров. Это не та речка, которая в Иркутске протекает, там едешь поперек Ангары – между островами только такая ширина, как в Иркутске вся река. Почти на каждом острове – деревня, там люди с острова питались, и сеяли там, и лес добывали. Зимовье мы на острове построили, оно прослужило нам лет десять. Человек по десять даже набивалось в него. И первый куплет этой песне как раз посвящен рыбалке: «Кто хоть раз здесь бывал на рыбалке, кто с друзьями сидел у костра, у того уж поверьте, навеки в сердце стук – Ангара, Ангара». Само собой появилось… А потом был новогодний корпоратив, последний раз в нашей школе, в нашем поселке. И вот здесь нахлынуло, пришло это осознание – в последний раз! 30 лет жили, и больше не будем. Всё кончилось. Сколько писали, куда только ни обращались «Оставьте реку на 185-й отметке, она на протяжении 80-100 километров останется живой!». Нет, никто не прислушался. А потом и Валентин Григорьевич Распутин сказал: «Мы иллюзий не питаем. Едем прощаться с Ангарой». Помните, так он сказал перед своим последним путешествием… И вот я пошел к себе в кабинет, и вот – музыка и слова из души выплеснулись.

Вслед за Александром Максимовичем слова признательности РЕКЕ может произнести каждый участник хора, каждый кеульчанин.

Виктор Михайлович Ермаков:

– Я принимал участие в строительстве Кеуля, Нового Кеуля, куда при первой волне затоплений переселялись люди из Старого, в 80-е годы. Там было, конечно, легче прижиться им, потому что все равно – на Ангаре. Ну, а мы были молодые, там я встретил вот Валю, она в магазине работала. Поженились, детей вырастили. И пришлось оставлять этот своими руками построенный поселок, дома, школу, детский садик. Все могло бы еще долго-долго служить. Недавно проплывал по тем местам – одни верхушки деревьев видать. Много деревьев не выкорчеванных осталось, будут гнить. И топляки не одну жизнь унесут…

Татьяна Григорьевна Юрченко:

Наш род – один из самых давних на Илимской земле. Если верить книге Анатолия Карнаухова «О чем шумит Ангара», деревня Тушама (а я там родилась) началась именно с моего рода. Илимский воевода послал людей по деревням, в том числе, в Тушаму Сергея Еманова с молодой женой, в 1687 году. И с тех пор мы там и жили, пока не переселили нас в Кеуль. Папа мой Григорий Васильевич Еманов – рыбак, охотник. Чего только ни случалось с ним на Ангаре: и с лодки падал, и в прорубь падал, и тонул…

Наша бабушка Акулина нас, девчонок, садила в лодку, и мы на гребях поднимались, переплывали на остров Сенной, потом по протокам поднимались вверх, а там еще один остров – Сосновый, а там еще… Ширь! Там мы бросали ловушки, ельцов добывали. Потом возвращались, чистили, крутили на мясорубке три раза. Таких вкусных котлет из ельца, как в детстве, я больше никогда не едала! Всех Ангара кормила. Что-то отдельно взятое про Ангару рассказать невозможно, как нельзя рассказать про воздух, которым каждый миг дышим… Она неотъемлема от нас, как воздух.

Вот отсюда, из этой неотъемлемости, и происходит слезная, искренняя молитва, которую они всякий раз выпевают, выстанывают своими устами и сердцами в конце песни. И каждый раз и у исполнителей, и у слушателей мороз по коже проходит…

 

Непостижимая Родина

Конечно, не оставила равнодушным песня-мольба об Ангаре и дорогого гостя, с которого мы начали этот рассказ. Правда, Михаил Зарубин только родился Кеуле, а вырос и осознал себя в деревне Погадаево, где, кстати, прошло детство и известного иркутского публициста Георгия Замаратского.

Но что это меняет? Та же ангарская ширь, тот же воздух, та же «непостижимая родина». Именно так называется одна из 30 книг петербургского писателя. И догадайтесь, чему и кому посвящено большинство его произведений? Да, конечно же, своей незабвенной Родине, которая взрастила его, и куда помысел летит так часто.

Он, подобно многим тогдашним мальчикам, из глухой деревни смог выбраться сначала в Иркутск, где получил образование строителя, а затем и в Ленинград. Тяга к писательству «зудела» в нем с юности, со студенческих лет. Но перемогла более земная профессия, в которой Михаил Константинович достиг всех возможных высот. Долгое время он возглавлял огромный трест, занимавшийся строительством промышленных зданий. В перестроечное время, когда промышленность перестала быть приоритетом государства, директору удалось сохранить коллектив и потенциал, переориентироваться на возведение жилых домов. Михаил Зарубин является заслуженным и почетным строителем и архитектором РФ, кавалером орденов «За заслуги в строительстве» и «Во имя России». В 2002 году ему присуждено звание « Человек года» в номинации «Строитель».

  • Полноценно заниматься литературным трудом я стал сравнительно недавно, – рассказал землякам Михаил Константинович, – когда смог уезжать с работы в 17-18 часов, не среди ночи. И, конечно, сразу же обратился к тому, самому дорогому, что живет в душе каждого, что дает начало всем будущим мыслям, чувствам, поступкам.

Даже по названиям его книг можно определить их содержание: «Илимская Атлантида», «Через годы, через расстоянья», «Мы – погодаевские», «Кровные братья», «Долгая дорога к маме», «Непостижимая родина», «Журавли»… Вот отрывочек из последней.

 

«Он сразу увидел маму. Она стояла посередине двора, приложив ко лбу руку козырьком, защищавшим глаза от слепящих солнечных лучей, и смотрела на небо, слегка запрокинув голову. Мишка пристроил свой взгляд в параллель к направлению ее взора и тут же зажмурился — свет ослепил и его. Он заслонил солнце ладонью вытянутой руки и, не столько увидел, сколько услышал журавлей.

— Курлы... Курлы... Курлы…

Несколько клиньев, геометрически подобными фигурами, друг за другом высоко в небе проплывали над деревней, над Красным Яром, рекой и полями. И дальше, дальше, дальше...

— До свидания, родные, — шептала Мишкина мама. — Возвращайтесь, детушки мои.

Слов не было слышно, но губы ее еще шевелились, что-то шептали. Молитву — догадался Мишка, когда увидел, как мать широким крестным знамением осеняет во след журавлиный клин.

Распластав сильные крылья, птицы летели прямо на солнце. Казалось, во всеобщем центростремительном порыве они хотят окружить его своей мощной живой цепью и притянуть, приблизить к остывающей земле, чтобы согреть и поля, и реки, и яры. Чтобы в родном краю навсегда установилось лето, и больше не нужно было бы им ни улетать, ни возвращаться».

Но, увы, и людям, и даже журавлям, однажды улетев, уже некуда возвращаться. Вот и собираются они в иных местах, чтобы в слове, в песне, в добром деле сохранять свою незабвенную Родину. Михаил Константинович, будучи человеком известным*, имеет, конечно, большое влияние во многих кругах. К тому же является почетным председателем Иркутского землячества в Санкт-Петербурге. И к нему нередко обращаются земляки за советом, за содействием, особенно, если отправляют в «большой мир» своих деток.

– О, мне нетрудно им помогать! – заверяет Михаил Константинович. – Они все очень талантливые, мне остается только немного сориентировать их, направить. А если даю рекомендацию, то знаю, что за этого человека мне не придется краснеть.

Да, илимские корни всё еще питают подросшее поколение. А как будет дальше, никто не ведает. Только звенит над Луговым пронзитеьная песня – плач, моление «Сохрани, Боже, сохрани, Боже, сохрани, Боже, Ангару…». И так хочется верить, что достигнет оно Того, к кому обращаются. И приклонятся к ним Небеса.

 

Зоя Горенко,

Региональный Центр русского языка,

фольклора и этнографии.

 

Г.В. Медведевой и писателю М.К. Зарубину есть о чем поговорить.

Г.В. Медведевой и писателю М.К. Зарубину есть о чем поговорить.

 

 

 

Михаил Зарубин вручает Ирине Усольцевой свои книги.

Михаил Зарубин вручает Ирине Усольцевой свои книги.

 

 

 

Зоя Васильевна Хайми, в прошлом – жительница пос. Кеуль.

Зоя Васильевна Хайми, в прошлом – жительница пос. Кеуль.

 

 

 

Супруги Ермаковы.

Супруги Ермаковы.

 


* В настоящее время М.К. Зарубин является почетным председателем СПб РОО «Иркутское землячество «Ангара», председателем Общественного совета Кировского района Санкт-Петербурга, членом городского Общественного совета. За активную общественную деятельность он удостоен званий «Почетный гражданин Кировского района Санкт-Петербурга» и «Человек года».

 

 

Категория: "Русь сибирская" | Добавил: sibfolk (11.10.2017)
Просмотров: 46 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: