Главная » 2018 » Октябрь » 21 » ГДЕ СТОИМ, ТАМ И РУСЬ…
10:43
ГДЕ СТОИМ, ТАМ И РУСЬ…

Недавно в Иркутске побывала необыкновенная женщина – забайкальская казачка, родившаяся и выросшая в китайском (но русском!) Трехречье и живущая ныне в Австралии – Софья Михайловна Бойкова. О её встрече с Галиной Витальевной Афанасьевой Медведевой рассказывает журналист (и наш специалист по фольклору) Зоя Горенко.

На фотографии: Протоиерей Евгений Старцев, настоятель Михаило-Архангельского Харлампиевского храма г. Иркутска, Софья Михайловна Бойкова, Галина Витальевна Медведева, директор Центра русского языка. Автор фото Зоя Горенко.

Софья Михайловна в Иркутске была пролётом из Сиднея в Читу, откуда ее путь лежал на родину дедов-прадедов – в село Шоноктуй Борзинского района, где она со своими родными строит православный храм. И эти несколько иркутских часов гостья пожелала провести с автором «Словаря говоров русских старожилов Байкальской Сибири». Об этом Галине Витальевне накануне сообщил сын австралийской казачки – Михаил Владимирович. Как раз ему попал в руки один из томов «Словаря говоров русских старожилов Байкальской Сибири», где он увидел словосочетание «рушить хлеб» (в смысле - отрезать от буханки ломоть). Такое выражение он не раз слышал из уст своей матери. С нею и поделился впечатлениями от Словаря, показал ей книгу. И Софья Михайловна, словно к роднику припала, узнавая звуки родной речи… Поэтому желание ее встретиться с человеком, сделавшим этот бесценный клад достоянием общества не только в России, но и, как видим, далеко за её пределами, вполне закономерно и объяснимо.

И вот уже они обнимаются, как старые добрые знакомые, хотя никогда прежде друг друга не видели. И Софья Михайловна с ходу начинает рассказ об удивительных судьбах своих предков и своей собственной. О русских людях, которым предначертано было сохранить веру, обычаи, традиции, чтобы вернуть их в чистоте соотечественникам, живущим на земле предков. И тем и другим пришлось по-разному пережить трагедию Родины. И невозможно сказать, кому больше пришлось страдать, кто больше прав или виноват. Ибо пришло счастливое время собирания камней, воссоединения Русского мира. И слава Богу, что этот мир имеет такой пример крепости, бескомпромиссности, мужества и стояния в вере, как Софья Михайловна Бойкова (в девичестве Тонких).

О силе её характера свидетельствует тот факт, что она, простая крестьянка с тремя классами образования, стала председателем Русско-Китайской миссии, с авторитетом которой считаются и светские, и церковные власти. Конечно, пересказать всю огромную, сложную, полную драматических моментов жизнь нашей героини в формате небольшого репортажа невозможно. Многое об этой необычной женщине узнаешь из письма Софьи Михайловны адресованное… президенту Российской Федерации. Вот оно.

«Ваше Превосходительство, глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Обращается к Вам Бойкова Софья Михайловна, пожилая женщина старой русской эмиграции, проживающая ныне в Австралии, с просьбой о помощи в деле строительства храма в честь Святителя Николая Чудотворца в с. Шоноктуй около г. Читы в Российской Федерации. Россия - историческая родина моей семьи, и село Шоноктуй является местом рождения и детства моего отца, Тонких Михаила Георгиевича. Давно мечтала посетить это место и увидеть своими глазами, где деды и прадеды жили и трудились и с Божьей помощью я сподобилась такого счастья в 2014 году. Однако, увидев в каком состоянии находится село Шоноктуй и участь жителей его, мое сердце заболело, и я со всей своей семьей решила им оказать посильную помощь.
Кроме оказания благотворительной помощи я решила завершить свою старость добрым делом и построить православный храм в честь Святителя Николая Чудотворца, покровителя нашей семьи. Сами знаете, что вера без дел мертва.

Получив от Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви, митрополита Илариона, Нью Йоркского и Восточно-Американского (РПЦЗ) и также от местного правящего архиерея, митрополита Димитрия, Читинского и Петровск-Забайкальского (МП) благословение на постройку сего храма (см. приложение), мы приступили к работе. Естественно, понадобится много сил и терпения, чтобы нам достойно построить храм для этого села. Первая надежда наша на Бога и самого Святителя Николая! Финансовую ответственность мы берем на себя и с помощью многих родных и заитересованных людей мы надеемся осилить все преграды.
Смиреннейшая просьба к Вам, Владимир Владимирович, помочь нам с решением транспортных вопросов. Село находится сравнительно далеко от Читы и добираться до него не так легко. Тем более доставка строительного материала само по себе является логистическим кошмаром и большой тратой денег, которых лучше можно было бы использовать на само храмостроение. Вам понятно, конечно, что мы приезжаем и будем приезжать часто из далекой Австралии, чтобы помочь нашим братьям и сестрам в Шоноктуе. Я, преданная своей исторической родине, русская православная бабушка, прошу Вас выделить нам автомобили (не обязательно новые, но надежные), что очень поможет нам в этом богоугодном деле. Нам надо самостоятельно делами заниматься в Чите, в Шоноктуй и в др. местах, и помощь Вашего государства была бы очень великим и востребованным делом. Итак, прошу выделить небольшой грузовик (трехтонный) и надежный микроавтобус (8-12 мест), что поможет нам уменьшить свои затраты.
По моему назначению, строительство храма возглавляет мой сын, Бойков Михаил Владимирович, бывший секретарь Первоиерарха РПЦЗ, гражданин Австралии. Адрес и контакты на бланке. Покорнейшая просьба не оставить нас без Вашей помощи и благосклонного ответа.

С уважением и благодарностью, Бойкова Софья Михайловна

А вот несколько эпизодов, изложенных в беседе с нами, самой рассказчицей.

У моих бабушки и дедушки было восемь детей, три дочери и пять сыновей, причем три из них - Николаи. Потому что рождались на праздники святителя Николая. И их все крестили Николаями. А еще был Иннокентий и Михаил – мой отец. В 1954 году, когда умер Сталин, они все уехали в Россию. А мой папа не захотел, не поверил, что нас там встретят объятиями, и прав оказался. Он твердо сказал? «Пусть меня убьют – не поеду». Хотя в жизни он был мягким, добрым. Мать его ругала часто, скандалила, а он терпел и никогда не сердился. И когда мама на него нападала, я молилась за него и просила Бога: «Пошли мне мужа такого, как мой папка». И Господь меня услышал, послал мне очень хорошего мужа. Мы с ним прошли по всем дорожкам вместе, всё сообща пережили.

— В детстве мне в школе одели галстук. Ну, такой красный, красивый. Я думаю – сейчас пойду в магазин, кооператив, похвастаюсь. Бегу, а дорога мимо церкви. Выходит батюшка, смотрит и говорит: «Сонюшка, а откуда у тебя собачий ошейник?». Я: «Батюшка, это не ошейник, это пионерский галстук». А он: «Нет, это собачий ошейник. Если тебе нравится – носи, но в церкви я тебя причащать не буду». Сняла я этот галстук, думаю: «Да на какой шут он мне нужен?» И назавтра решила его сдать. Открываю в учительскую дверь, положила на стол». Тут моя учительница: «Тонких, зачем ты была в учительской?» - «Я сдала галстук» - «А зачем?» - «Шея болит». Ну, тут директор идет с портфелем. Вызывают меня. Директор берет галстук: «Это что такое?» Я говорю « Я сняла его, потому что не могу носить – у меня шея болит». – «Как это так? Кто тебе отказал – мать, отец? А это, наверное, поп!» - «Никто мне не отказал» - «Ну, хорошо. Ты будешь неделю стоять перед гимном» (У нас-то раньше в школе Закон Божий был. А как наступила советчина, мы пели уже советский гимн. Я неделю должна была стоять перед всеми. Надо мной издевались, хохотали, но я думала «Ну его к шутам». Прошла неделя, и все перестали и вспоминать…

— Когда в Китае началась «культурная революция», и он поссорился с Советским Союзом, русских начали выживать. Но еще больше гонения пошли на православных китайцев и полукровок, которых много появилось за время проживания русских в Трехречье. И вот в 1962 году у нас хотели забрать церковь, которую мой дедушка еще строил, где я сама крестилась. Мне об этом сообщили, и я мужу говорю: «Давай, собирайся, закочуем (заедем) в церковь, там будем жить. И мы закочевали, в сторожку при храме, и в самом храме всё сами делали. А я перед тем по совету одного человека завела отношения с китайской семьей, служившей в Управе. В то время китайцы жили уже очень скудно, им пшеничную муку давали по праздникам, а так – только кукурузную. А русские все же получали 6,5 килограммов в месяц хорошей муки. И вот я настряпала пирожков там булочек, и деткам их (двое было) даю, угощаю. Бабка их что-то им запрещает, но дети есть дети, и я с ней по-доброму поговорила, почему мол, мне детей не угостить. А на следующий день эта китаянка, их мать, меня поблагодарила. Ну, и вот вроде как гп нашей стороне они стали. Потом приехали из Управы, спрашивают: «Какое право вы имели сюда закочевать?» Я говорю: «Как какое право? Это пока что наша, русская территория. Эту церковь мой дедушка строил, я тут крестилась, мы тут венчались…Пусть меня посадят, расстреляют – я никуда не уйду, разве что меня как корову на веревке отсюда выволокут…И мне еще священник нужен. Мы не можем без священника!». И что ж вы думаете? Нам дали священника. Это был китаец , отец Антоний Яо. К нам ездили со всей округи, крестились у нас, Богу служили. А когда мы в 1965 году мы уехали в Австралию, начались преследования китайских православныхи особенно священников. Нашего Антнония возили на грузовике с надписью «Враг народа», издевались над ним и в конце концов замучили насмерть… Мы сейчас собираем сведения о всех пострадавших в те годы наших китайских братьях, священника. Ведь это мученики, на которых стоит наша церковь. Так же как и на мучениках и страстотерпцах России…

- В Австралию, в Сидней, мы приехали без копейки денег. Но там уже были наши соотечественник, и они уже с 1962 года строили храм. Как строили? Сами, своими руками. Котлован лопатами копали, заливали фундаменты. Из чего строили? Просили повсюду, где ломали старые здания, отдать нам кирпичи. Их сваживали в ограду, и вот старики целыми днями чистили эти кирпичи от старого цемента, от грязи, и потом каменщики их укладывали... Меня сразу пригласили вступить в сестричество, я пирожки пекла, по сто штук в день. У меня хорошо получалось. Пока сыну не исполнилось 2,5 года, я только этим занималась, муж один работал. А потом и я пошла зарабатывать – ездила к богатым харбинским евреям, тоже переехавшим, убиралась у них.

Сами мы с мужем и дом построили, сначала небольшой, потом достраивали. Муж у меня был на все руки мастер. Если бы он сейчас был живой, мы бы эту церковь в Шоноктуе уже бы, наверное, построили.

- Как я возглавила миссию? Ну, это произошло само собою. Когда мы уехали в Австралию, у нас сердце болело за тех, кто остался в Китае. Особенно полукровок, полукитайцев-полурусских, которых много же появилось за время проживания русских в Трехречье и других местах. Они же наши. А им там даже детей крестить негде было, и их не выпускали. И вот я начала организовывать такую работу, чтобы вытащить их к нам сюда. Мы принимали в своем доме очень многих, больше ста семей прошли через наш дом. Потом, когда стало легче, мы ездили в Китай, там крестили людей. У меня два сына- священника, так что просить кого-то не надо. Я им всегда внушаю, что надо жить по заветам предков, строго соблюдать церковные правила, традиции…

- Мы привезли в Россию, на родину предков, многоархивных документов, подшивку журнала «Хлеб небесный», издававшегося в Харбине. Это тоже было непросто. Мне позвонили из Гонконга и сказали: “Софья Михайловна, груз могут отобрать в Пекине”. Я подумала: “Хороните меня вместе с книгами — не отдам! Они бесценны»…Но всё обошлось.

Вот такой человек побывал у нас. Софья Михайловна оставила нам адреса и телефоны своих родственников, проживающих в Иркутской области. Мы, конечно же, с ними встретимся. И рассказ о судьбах забайкальских казаков, расбросанных по миру вихрем далёкой революции, будет продолжен.

Просмотров: 26 | Добавил: sibfolk | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: